Здійснити неможливе. Історія одного капелана

Капелан з Маріуполя, засновник ряду дитячих будинків та притулків для людей зі складним соціальним становищем, людина, яка усиновила 32 дитини та врятувала долю більше ніж трьом тисячам осіб – Геннадій Мохненко – в ексклюзивному інтерв’ю для інформаційної служби ДУК “Правий сектор”.

– Доброго дня, Генадій.
– Здравствуйте. Давайте я сразу скажу, что «Правый сектор» для меня, как и для многих жителей Донбасса, совсем недавно – еще полтора года назад – был «пугалом». И я должен публично извиниться, потому что, однажды я услышал слова своего друга, священника: «Я знаю людей из «Правого сектора» – это люди чести, это люди совести». И я был шокирован. Сегодня, когда я знаком уже со многими ребятами из ПС, я могу подтвердить эти слова. Спасибо, что вы между нами и врагами нашими. Между нашими детьми, детскими домами и людьми, которые пришли с оружием убивать и грабить.

– Дитячий притулок «Пілігрим» створений за Вашою ініціативою?
– Это наш детский реабилитационный центр – крупнейший такой центр бывшего Светского Союза. Мы уже 18 лет работаем с беспризорными детьми, через наш проект прошло более трех с половиной тысяч детей сложной социальной категории. Первое поколение этих детей это были дети-наркоманы, дети-бандиты, из подвалов, канализационных люков, чердаков. Это большая длинная история, слава Богу, со многими хорошими и интересными результатами. Нам удалось повлиять на судьбы очень многих ребят, вытащить их из криминала, из наркотиков, из беспризорной жизни.

– За рахунок чого виживають ваші притулки?
– Когда мы начинали нашу работу, у нас не было ровно никакой поддержки, со стороны государства это была просто издёвка, а не помощь. Но позже начала выстраиваться определённая структура помощи. Мы благодарны руководству Мариуполя, которое, увидев результаты, пошло навстречу и стало помогать нам. Мы также смогли построить с разными социальными службами эффективно работающую модель. Это был сложный процесс, но в целом мы смогли построить работающую модель реабилитации подростков.

– На передовій Ви займаєтесь капеланською службою. Як давно?
– С начала войны. С первых дней мы начали делать все, чтобы защитить наш город. Поначалу, когда Мариуполь был захвачен ДНР, мы тут же попали в передряги. Чудом не убили моих сотрудников. Прямо в центре Мариуполя, с криками «бей бандеровцев!» на меня – русскоговорящего священника – накинулись з дубинками странные люди, битами разбили машину, погнались за нами со стрельбой. Мы вполне оценили «прелесть» ДНР и, конечно же, с первого дня делали всё возможное, чтоб защитить город. Мы стали копать окопы, блиндажи, ставить блокпосты, и, как могли, поддерживали солдат. Некоторые наши воспитанники пошли воевать добровольцами. А я превратился в капеллана.

– Як капелани, священники ставляться до того, що ми зі зброєю в руках захищаємо землю?
– Ничего плохого нет в том, чтобы быть солдатом. К сожалению, в этом мире есть зло. И оно должно быть остановлено. Это священный христианский долг. Другой вопрос – это то, что мы должны остаться людьми на войне. Если мы будем отвечать злом на зло, если мы будем в ответ издеваться над ними – то мы не лучше, чем они. И тогда Бог не будет на нашей стороне. Мы умоляем солдат, как капелланы, как священники, остаться людьми посреди самого страшного явления в истории – посреди войны.
IMG_2758

– Ви займаєтесь волонтерством. Яка підтримка серед суспільства в Маріуполі, на Донбасі?
– Я могу гордиться своим городом, потому что Мариуполь, опьяненный пропагандистской ложью и поверивший в идеи сепаратистов, достаточно быстро стал приходить в себя. Когда люди увидели бандитов и то, что они вытворяли в городе, они поняли, что не хотят этого видеть в своем городе.

– Хтось з Ваших прийомних дітей допомагає бійцям на фронті разом з Вами?
– Все наши детские дома активно задействованы в поддержке украинской армии. В первый день, когда всего семьдесят человек приехало копать окопы в восточной черте города, сорок из них были наши приемные сыновья. Надо сказать, что помощь получилась взаимной. Я называю это «круговорот добра в природе». Часто было такое, что мы пакуем что-то для солдат на передовую от наших детских домов, и в этот же момент звонят солдаты и предлагают поделиться продуктами.

– Скільки у Вас особисто прийомних дітей?
– У меня 32 приёмных ребёнка и трое биологических.

– Як Ви справляєтесь?
– На вопрос «как вы справляетесь» я всегда отвечаю: не справляюсь, на вопрос «как успеваете» ответ: не успеваю, на вопрос «как получается»: не получается. Моя ситуация ненормальная. Никому не нужно усыновлять 32 ребёнка. Просто у этих ребят других шансов не было…

Позначки:, , , ,

About Alina Fortuna

Боєць АТО, блогер

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: